?

Log in

Дурмстранг. Отчет персонажа - Tomorrow is always fresh [entries|archive|friends|userinfo]
Ксюша

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Дурмстранг. Отчет персонажа [Mar. 5th, 2011|12:47 pm]
Ксюша
Сначала просто обвм, потом обвм, слезы и сопли. И Боль. Кажется, я превзошла себя=)


Первое, что она узнала в школе – Доган вернулся. Он выглядел как обычно, шутил, рассказывал какую-то абсолютно дикую историю про путешествие в США. Познакомил со своей невестой. Вечером в гостиной Коней он учил всех играть в брус и все, казалось, было хорошо и как раньше.
Потом узнали новость. Долохову обманом вывели из школы и укусили. Теперь на нее действовал Зов. Она рассказывала тогда обо всем. О том, что это навсегда. О том, как с ней разговаривали часами директор и другие преподаватели. Как кто-то кинул ей под ноги просо. Калина слушала и понимала, что это про нее. Она тоже из отверженных, только об этом пока никто не знает. А главное – не это, а то что они вернулись. 7 лет их не было, они уже стали чем-то вроде детских страхов. А сейчас они вернулись и позовут. Еще 2 приказа. И снова будут пить кровь.
Утром она увидела Догана. Он был встревожен, сказал, что с ним возможно случится что-то плохое. Калина отвела его в угол и начала выпытывать. «Как думаешь, на какие деньги мы тут учимся?» спросил он. Эти слова потом будут жечь ее всю жизнь. Он успел рассказать немного. Что семья Стенилэ обеднела, что 2 года назад он заключил контракт, чтобы они платили и за него и за сестру. Что последние 2 года он выполнял какое-то их задание и не был в школе. Договорить он не успел – упал прямо в коридоре. В лазарете сказали – кома.
Два раза в одно и то же дерьмо вляпаться, талант-то какой, с гордостью подумала Ксюша про свою Калину .
Калину трясло. Два года. Два года это продолжалось. И 2 года его не было в школе, А она спокойно училась и за нее платили, пока Доган служил этим тварям. Да чем маглорожденная девка вообще заслужила такую жертву? Да если бы не она, Стенилэ возможно хватило бы денег на обучение собственного сына.
А потом его украли.
А потом его невеста рассказала про ритуал поиска, сгоревшее перо и что это могло значить только 2 вещи – он умер или его обратили. Калина долго не верила – студентка могла ошибиться.
Преподаватели говорили о смерти одного ученика, но не называли имен.
Только потом Аника рассказала ей все.
Доган не стал ломать защиту школы. За это и поплатился. За нас всех. А Калина ничего не смогла ему сделать. Даже не успела дать свою защиту – нить не была заготовлена.

«Что ты дальше будешь делать? Кто будет за тебя платить?» - спросила Аника. Калина не знала. То есть знала, что эта проблема возникнет скоро-скоро, но даже думать об этом казалось оскорблением памяти Догана.

Туманы в школе, новые похищения – это уже было все равно. Запрет ходить по трйкам она игнорировала. Ее они смогли бы достать если бы захотели очень легко. А подставлять кого-то она не хотела. К тому же 2-3 девочки с винограда вряд ли могли хоть что-то сделать с вампиром.

Тогда она получила неожиданный подарок, из лучших, что могли с ней случится. Бранка Зрински предложила ей стать их крестницей. Это было неожиданно и от того еще более радостно. Но стыдно и страшно, потому что про контракт она сказать не могла. Это уже третья попытка учиться в школе и две предыдущие кончались катастрофами. Может она приносит несчастье?
Но в любом случае была рада, что это случилось так просто и по-доброму, потому что целенаправленно искать себе семью она бы точно не смогла – не хватило бы сил и стыдно.

Ночью, в самое страшное время она сидела в общем зале и плела трехчасовую нить. Узелки раз в 5 минут, никакой речи, а палочка лежит в сундучке у госпожи МакЛир.
Тогда же она жестами общалась с Василикой. Оказалось – в последний раз.
Утром следующего дня было хорошо и спокойно. Они готовились к Комоедице, пели.
Но появлялись все новые украденные и укушенные, раскрывались контрактники.
Калина, которой Зов еще не касался, решила купить защитный амулет у торговца, хоть он и вызывал опасения и подозрения.
Торговец продал ей артефакт от зова за час ее жизни. Они пожали друг другу руки. Калина вышла из комнаты и как будто заблудилась в переходах школы и вдруг вспомнила, что вот только что.

Она неожиданно провалилась в темноту и очнулась в полутемном помещении. Торговца рядом не было. Прямо напротив нее сидел Доган. Она выхватила палочку и занесла для Инсендио, но сразу несколько рук опустились ей на плечо. Ох, это почти забытое ощущение полной беспомощности вновь захватило ее. У нее забрали палочку и все амулеты.
- Привет, сестренка.
- Я тебе не сестра, тварь.

Падение на пол, волна адской боли.
- Не смей дерзить, девка. Ты хотела спрятаться от нас? Ты наша навсегда.
Сразу, моментально Калина поверила, что сидящая перед ней тварь не имеет ничего общего с ее братом. Как и говорили наставники. По злой иронии у него его лицо, его голос, но это не он. Ее брат был простым и храбрым мальчиком, а это – холодная и хитрая тварь.

Допрос был быстрым. Ты что-то знаешь про жернова? – нет. Про орден анкхера? – нет. Ты пригласишь нас в школу, если мы снимем с тебя доминэйт? – нет. Слушайте, это самый бесполезный человек из тех, кто служит нам.
Эти слова были для нее как музыка. Ничем, ничем она не сможет помочь им. Ничего страшнее торменцио она не умеет и никуда их не отведет, потому что не знает.
Повозив по полу для порядка и снабдив второй порцией боли, ей дали приказ – когда они придут вечером, кастовать в своих. Кастовала Калина конечно не ахти, но учитывая, что она всегда была позади и всегда молчала и все к этому привыкли, она вполне могла успеть натворить дел.
Под конец – укус и она снова в школе.
Что делать, она не знала. Выполненное задание могло освободить ее, но. Еще она думала не скастовать ли Инсендио Максима в любого их них вечером (в того что так похож на Догана) и упасть в кому и будь что будет.

В это время ректор собрал все в большом зале и объявил, что любой контрактник может снять с себя контракт. Идти было страшно, потому что признание – это кома. Но не идти было глупо – она и так не готова была выполнять их приказы, что так же грозило комой. Значит шансы были равны. Подумав минут пять, Калина поднялась на балкон, нашла Марицу, сказала, что у нее контракт и провалилась в черное ничто.

Пусть по капле, по капле,
Жизнь и силы вернуться к тебе...
Будет первою каплей сила...
Будет радость каплей второй...


Очнулась она через несколько часов в некромедицинской. Над ней стояла Сванхильд и допевала песню. Рядом были Марица, Корчинский и студенты с Ножа.
Ей рассказали, что ее хотели выводить из комы некротическим шоком, но риск был велик и на Винограде искали донора сердца. Пришла Сванхильд и предложила попробовать свою песню. А вот Янку Могилу, которая признавалась в своем контракте одновременно с Калиной и которую первую выводили шоком, имела все шансы умереть и билась в эпилепсии.
Калина ушла из некромедицинской. Контракт все еще висел на ней. И она все ждала, что начнется что-то, что они нападут.
Началась Комоедица. Горки, песни, блины, мерцешоры, игры. Все было бы очень хорошо, если бы каждую минуту она не ждала, что на них нападут.
Потом все пошли в большой зал. Там объявили новых 12 лучших учеников.
Калина нашла Марицу Драгаш и та отвела ее к жерновам. Там, в башне под крышей стоя в пентаграмме из муки, Калина бросила свой контракт в жернова.
Все прошло. Примерно час все было хорошо. Полная свобода, можно говорить о чем хочешь, можно не боятся навредить своим близким.

Потом на балконе появился торговец с вампирами. По залу пополз синий туман. Тот, что когда-то был Доганом держал доминэйтом Йозефа Вронского – еще одного контрактника, о котором Калина знала. Торговец угрожал школе. Все, что летело в торговца, падало на Вронского.
Зеленая вспышка и падает Мирча Истру.
Долго-долго идут бессмысленные перепалки.
Калина поет песню защиты для Аники.
Торговец умирает после того, как 12 учеников признают Мастером его ученика.
Битва за жернова.

Догана стаскивают вниз. Заклятья, кол в сердце, отсечь голову. Одно из Инсендио, брошенных в него – от Калины. В память о брате и в знак того, что эта тварь больше не будет ходить, думать, говорить.

Мельник убивает ректора. Девушка спасает своего жениха и тем развоплощает Мельника.
Серафим Ангел становится ректором и выбирает новых 12 учеников. Все.

Пока происходили эти события, Калина случайно столкнулась с Вронским. Ты снял с себя контракт? – он помотал головой. Калина нашла Марицу, спросила разрешения, та благословила ее на все четыре стороны. Она показала Вронскому где жернова, рассказала что делать. Уже после она узнала, что каждый контракт ломает защиту школы на 3 часа, и всю историю с Константинополем, которая явно занимала тогда все ее мысли.
Кроме того, тайна жерновов стала известна еще одному человеку.

Эта история уже под конец игры, когда половина людей уже не играла, а вторая половина спала не дает мне покоя. Не думаю, что поступила правильно. Бросилась делать что-то, совершенно не оценив риски и даже не задумавшись о том, что я чего-то могу не знать. Все от дурацкого желания причинять добро.

Следующее утро было серое и тихое. Было спокойно. Специальное время, чтобы собрать осколки и сделать все что должна.
Рассказать новому ректору про контракты – свой и Вронского.
Рассказать Зринским все. Просить прощения. Не знаю, простят ли они и поймут, но все равно Калина всегда будет помнить, что ее готовы были принять. И всегда будет благодарна.
Обнять Анику и пожелать им с Мариусом счастья.
Помянуть погибших.
Вспомнить ушедших.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: jolaf
2011-03-05 04:33 pm (UTC)
Ага.

Слушай, а ты могла прийти к Марице и сказать что-нибудь в духе "Тут ректор объявил, что нужно прийти, но я боюсь, поэтому пришла к вам", а потом на вопрос "У тебя что, контракт?" ответить "Я не могу сказать" - чтобы всё стало ясно, но в кому не падать?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ksushaaa
2011-03-05 04:39 pm (UTC)
Ага?

Знаешь, может так и можно. Но это все таки чит, если следовать не слову, а духу контракта.
Когда мы три часа валялись с Шагги в коме, она говорила, что правильно было бы, если бы все кто признались погибли или остались в коме. Потому что контракт - это чудовищно сильная штука и просто так не страхивается.
Я с этим согласна. Ты хочешь снять с себя контракт - за это полагается наказание. Смогли тебя вытащить - хорошо, повезло. но за все надо платить. Ну и очень правильно, что контракт не растворялся в воздухе, а ослаблял защиту школы. Ничего не бывает просто так, как то так.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: jolaf
2011-03-05 04:54 pm (UTC)
Вопрос в том, какова формулировка в контракте, и в какой момент тебя накрывает. Когда ты произносишь произвольную фразу с целью, чтобы человек понял, что на тебе контракт?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ksushaaa
2011-03-05 04:58 pm (UTC)
Формулировка контракта в легенде - http://ksushaaa.livejournal.com/207874.html

Ни словом ни мыслью ни действием.
опять же попытка снять контракт - а значит и возможность все рассказать и еще много чего - я считаю вполне считается за попытку навредить.
В общем у меня не было противоречий, когда пришел мастер и сказал "кома"

(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: jolaf
2011-03-05 05:02 pm (UTC)
Н-да, при такой формулировке по идее должна была сложиться, как только твёрдо решила пойти и рассказать.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ksushaaa
2011-03-05 05:17 pm (UTC)
Знаешь, тогда бы я сложилась еще тогда когда ненавидела их всеми силами за Догана. Или выхватывала палочку у них в домике.
И в общем с формулировками можно играть, но я чувствую, что в моем случае все произошло как должно было.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: jolaf
2011-03-05 05:46 pm (UTC)
Ненавидеть можно. Нельзя раскрыть наличие контракта.
(Reply) (Parent) (Thread)