Ксюша (ksushaaa) wrote,
Ксюша
ksushaaa

Анканка

В прошлую субботу я играла в отличную кабинетку «Анканская свадьба» в постановке прекрасных ranwen_daerin и annette_change.
Под катом – некоторые впечатления и отчет. Под кат надо ходить аккуратно, потому что кабинетка эта многопостановочная и того стоит. Если вы еще не играли – не надо читать, а лучше поучаствуйте как-нибудь. Если же вы уже играли – велком под кат.



Итак, Анкано, Италия, условное Возрождение.
Гвичардини. Княжеская семья, убитая горем от безвременной кончины сына и наследника. Потомки узурпатора.
Ферручи. Бывшие властители Анкано, ныне их почти не осталось. Владеют светлой магией – целили, а еще вокруг них все цвело и росло.
Ариосто. Хранители талисмана Феруччи.
Караваджо. Темные маги. Остался только прадед, который уже лет 50 как не меняется и два буйных отпрыска.
Священник, который совершит обряд и купец, которому должны почти все благородные доны.

Главное при раздвоении личности – не расстраиваться!
Лирическое отступление. Вообще-то я должна была играть Джулию Ариосто (табуретка ролевая обыкновенная, с обвмом) и тут выяснилось, что не приедет Лукреция Ферруччи и мне спешно выдают ее вводную, которую я начинаю судорожно раскуривать (придерживая челюсть) за полчаса до игры. Итак -

Итак, Лукреция Ферруччи. Дочь главы рода – Констанции, Сын ее погибшего брата – последний мужчина в роду, ему 18 и он женится на Бьянке из семьи Ариосто. Лукреция только что из монастыря где обучалась, ей 24 и это уже очень много, для того чтобы выходить замуж.

Но на самом деле никакая не Лукреция. Настоящее имя – Мария, куртизанка (вообще-то просто шлюха), которую отправили в монастырь на практически принудительный постриг. Там они с настоящей Лукрецией поменялись местами, благо похожи были. Лукреция осталась в монастыре, как ей всегда хотелось, а Мария отправилась в Анкано – к сытой жизни в компанию сильных мира сего.

Основной загвоздкой было то, что не было у нее никакого дара целить. Приходилось аккуратно следить за садом, который у прочих Ферруччи сам цвел, стоило подойти. Неумение целить помогла скрыть верная служанка Лаура.

А еще ей хотелось власти. Поэтому она отравила сына Гвичардини – подложила ему через преданную служанку яд. У князя больше нет детей мужского пола, а значит, судьба династии под вопросом. Дальше надо было как-то воспользоваться сумятицей пробиться к власти. Хотя бы продвинуть Паоло, который первый претендент в наследники Гвичардини.

Предсвадебные мероприятия начались с женских слез. Сначала невеста просила слезно отложить свадьбу. Потом служанка Лаура начала испытывать муки совести. Лукреция как могла успокоила ее, наплела что-то про то что так надо для семьи Ферруччи, что Гвичардини узурпаторы. Старший Караваджо ляпнул, что Лукреция «так изменилась». Значит знал. Свадьба грозила расстроиться. Людей, способных разоблачить Лукрецию было все больше и больше а у нее не было ничего – ни яда, ни кинжала. И некому защитить ее – Мария сама по себе была никому не нужна, только за обман она могла отправиться на виселицу.

Дальше отрывками:

Старший Караваджо захотел поговорить с ней. Под заклятием он вызнал у нее кто она, где настоящая Лукреция и даже об убийстве. Нисколько не удивился, даже пообещал не выдавать. Он вообще откровенно скучал, и ему было все равно. Набравшаяся наглости Лукреция успела расспросить синьора о его способностях, намерениях, попросить защиты и набиться в ученицы. Открывшиеся перспективы ошеломляли. Вот она, настоящая власть! Больше никаких опостылевших клумб, притворства и никто не сможет ей слова сказать. А уж ждать и быть усердной она умеет.

Лукреция зашла в комнату и увидела там мать и заплаканную Лауру. Доминико Караваджо заставил ее рассказать про отравление княжеского мальчишки. Матушка попыталась воззвать к совести. Пришлось наплести что-то про истинных правителей, узурпаторов и кошмары о кровавых бедах, что ждут Анкано под рукой Гвичардини. И тут время в первый раз развернулось, и они снова оказались там где были в начале пира, включая убитого священника. После этого страшно уже не было.

Дражайший племянник погиб, подравшись с младшим Караваджо. За него тоже не было страшно, ведь все снова вернется на свои места. Только из замка никак не удавалось выйти и ощущение бессилия страшно злило. Чтобы хоть на секунду стереть самодовольную ухмылочку с лица Доминико спросила про убитого им священника. В ответ Доминико приказал отправиться к князю и рассказать, кто убил его сына. Примерно 10 минут она прикрывалась прадедом и убеждала что приказ лучше отменить. К несчастью, прадед сидел с главами других родов и обсуждали убийство Паоло. Через 10 минут Лукреция нацепила лицо побезумней, вошла в комнату «Князь, это я убила вашего сына» - «зачем вы говорите об этом?» - «мне приказал сказать Доминико, я не смогла сопротивляться» Дальше немного крупной дрожи, безумные глаза и сказать что все путается и от нее отстали. А тут время и снова обнулилось.
На следующие циклы они неизменно отвечала, что все мысли путаются.

Больше всего было страшно, что старший Караваджо откажется от нее и она упустит возможность добиться власти которая выше людской. Но он по счастью занимался вызволением всех из замка, и ему было по-прежнему все равно. Тем временем все подошли к развязке. Медальон вернулся к Ферруччи, Бьянка вышла замуж за своего обожаемого Анджело, купец раздал расписки и финальным аккордом князь передал корону Паоло, что всех освободило.

Что дальше?
Марию так и не разоблачили. Хотя положение у нее чудовищно шаткое. Она все-таки отправится учится к Караваджо. Опасно лезть в осиное гнездо, но и жить, трясясь, что кто-то что-то все-таки разнюхает, или вообще убьют тоже невозможно. Главное – держаться подальше от Доминико. А если у него не хватит ума прикончить Лукрецию пока она еще достаточно безобидна, она убъет его. Сразу после смерти Томмазо Караваджо, чтобы не расстраивать учителя (не собирается же он жить вечно)? Ну и купца, если он еще раз появится на горизонте.

Спасибо гигантское мастерам и всем игрокам (включая незаехавшую Лукрецию=)) Отдельные спасибо – матушке, Томмазо Караваджо, Доминико Караваджо и Лауре.
Надо сказать, что впервые я играла абсолютно отрицательного персонажа. Меня конечно трясло всю дорогу (я совсем не умею врать в жизни, совсем), но получилось на удивление, даже пугающе просто. Ни одного угрызения совести, ни одного сожаления, только злость на окружающих и на себя когда совершала ошибки. И чудовищно одиноко.
Нельзя оправдывать персонажа. Но как сложно осудить персонажа, которого смог понять и принять. И все же это надо сделать. Бррр.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments